Как потерять чувство реальности

Получив приглашение на "Бал поэтов" 14 ноября, у меня и мысли в голове не мелькнуло отказаться. Как? Я откажусь от бала? Да еще и поэтов?! Уму непостижимо. Особенно, если стихи читает известнейший не только в России, но и за рубежом, актер Рустем Галич.


…Сколько я не была в нашем театре: год? два? Не буду считать - стыдно. Но никогда не поздно исправиться. Именно поэтому я сижу в 11 ряду и с нетерпением жду начала представления. Свет гаснет, занавес открывается. И… музыка. Настоящая. Живая. По коже пробежали мурашки...

Но вот появляется Рустем. Высокий стан, красивое лицо и светящиеся глаза. Именно они приковывают все внимание. Рустем начинает. Он просит приветствовать на сцене Александра Сергеевича Пушкина. "Да он смеется над нами", - проскальзывает ироничная мысль. Но лишь на мгновение. Потому что дальше Рустем буквально превращается в Пушкина. Нет, не физически. Он просто начинает читать его стихи. Складывается впечатление, будто действительно сам отец русской поэзии посетил нас.

За ним - Лермонтов. Он представляет нам своего "Демона". Я закрываю глаза и растворяюсь в этом голосе. Нет больше нашего театра, нет публики, нет сцены, как нет и чувства реальности. Я ощущаю себя Тамарой, которая спит, а ей во сне является голос Демона. И я его уже люблю. Да, я влюблена в него! Сейчас протяну руку, и мы будем вместе. Но - нет! Смолкает голос, и исчезает наваждение. Я снова становлюсь сама собой. Я снова в театре.

Серебряный век. К нам в гости пришел Северянин. Не люблю его, честно. Не понимаю. Но как только грянуло знаменитое: "Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!", меня словно подкинуло. Как сочно! Как вкусно! Я буквально ощущаю этот вкус на своих губах. Но уходит Северянин, остается лишь послевкусие его "ананасов".

Для Сергея Есенина в моем сердце - отдельное место. Весьма почетное. Этого поэта я ждала особенно. И не я одна. Женщина в седьмом ряду буквально через каждую строчку смахивает слезы. Слезы восторга, радости. Ведь вот он, Есенин, хулиган! Живой! Перед нами! Читает стихи, бегает по сцене, крутится, улыбается, и совсем ничего, что он на Рустема Галича сейчас похож, нет! Перед нами - Есенин! Казалось, сердце мое больше выдержать не может. Такие произведения, такое прочтение, такая музыка: Вивальди, Шопен. И все по-настоящему. Все здесь, на наших глазах! Сердце то стучит, словно бешеное, то замирает и не хочет продолжать биться.

На сцене гордой походкой появляется сам Владимир Маяковский. "Лилечка!" - объявляет он. "Лилечка", - восторженно повторяю я и вместе с поэтом начинаю: "Дым табачный воздух выел…" Но совсем скоро образ рушится: Рустем начинает путать слова и менять окончания. Мелкая глупость - скажете вы. Никакая не глупость - возражу в ответ. Маяковский писал не так! Казалось бы, впечатление испорчено, но взгляните, взгляните в глаза нашего маэстро! Ну как можно обижаться? И я продолжаю шепотом читать стихотворения, позволяя себе поправлять Рустема.

Завершает наш бал Александр Черный. Он заряжает публику оптимизмом и покоряет всех потрясающим чувством юмора.
Включается свет, на сцене перед нами - Рустем Галич. Такой, каким мы его почти не видели сегодня. Звучат аплодисменты. Я на ватных ногах поднимаюсь и продолжаю хлопать. Не только нашему неподражаемому чтецу, но и нашим гениальным поэтам.

Мы выходим из зала. Неохотно. Никому не хочется расставаться с тем миром, с которым соприкоснулись. В этот день зрительный зал театра стал машиной времени, а за рулем сидел Рустем Галич.

Павла КУЗЬМИНА,
гимназия

GISMETEO: Погода по г.Новоуральск

Литературная гостиная Как потерять чувство реальности