Забытый восходитель на Эверест

20 ja

2010 год. Яхта Planida. За штурвалом — Николай Ситников. Пролив Дрейка вблизи мыса Горн.

Год назад попал мне в руки один из номеров «Нейвы», и несколько строчек меня буквально подбросили. На спортивной страничке «Стадион здоровья» поздравляли с днём рождения Николая Ситникова со скромной ремаркой «кандидат в мастера спорта по альпинизму». И всё…

Сделав несложные вычисления, к большому своему удивлению понял, что у Коли в 2017­м году будет неслабый юбилей. А Коля такой человек: он себя в грудь бить не будет, что он не «кандидат», а настоящий мастер, и чемпион, и восходитель на величайшие вершины мира, и многое что… Он относится к тем скромным самодостаточным людям, которым абсолютно не нужна возня вокруг их имени. Не будет он звонить в газету, это точно. Поэтому позвонил я — редактору газеты Елене Стрельцовой. Её ответ по­дружески грел душу: «Саша, напиши о Ситникове сам. Лучше тебя это всё равно никто не сделает…»

РУССО АЛЬПИНИСТО — ОБЛИК АМОРАЛЕ (ВКРАТЦЕ — ПО­АНКЕТНОМУ)

Родился 18 июля 1947 года в Майкопе. Мама — Мария Ивановна Стародубцева, врач, капитан медицинской службы, отец — Николай Михайлович Ситников, майор. Оба — участники Великой Отечественной. После многочисленных переездов в начале 60­х семья оказалась в Свердловске­44. В альпинизм пришёл случайно: предложили «горящую» путёвку в альплагерь. Совершил около двухсот восхождений в разных горных районах страны и за рубежом: на Кавказе, Памире, Тянь­Шане, Аляске, в Гималаях, Андах. Из них ряд маршрутов — шестой категории трудности (маршруты экстра­класса. — Авт.).

 В 1995 году в составе международной экспедиции взошёл на Эверест. Инструктор первой категории, выполнил норматив мастера спорта международного класса. Чемпион России 1983, 1984 годов в составе сборной команды Свердловской области, многократный призёр первенств Кавказа и Вооружённых Сил. Активно занимается горными лыжами и яхтингом. В 2009 ­2010 годах на яхте прошёл Тихий океан и Атлантику.

Беспартийный, не привлекался, работал на УЭХК.

АЛЯСКА. МАК­КИНЛИ (Из интервью Н. Ситникова, «Нейва», 15 июля 1994 г.)

Мои друзья, екатеринбургские альпинисты, вернулись с Гималаев, где совершили очередное восхождение. Народ бывалый, все по 15­20 лет занимаются альпинизмом, много раз становились чемпионами Союза, мы с ними очень дружим и вместе ходим с 1976 года. Собрались, и неожиданно выяснилось, что у всех одна и та же мечта, навеянная рассказами Джека Лондона, — побывать на Аляске.

Организацию экспедиции взял на себя спорткомитет России и альпинистский центр «Гималаи» из Екатеринбурга во главе с Сергеем Ефимовым, неоднократным чемпионом Союза и капитаном команды. И в начале 1994 года получаю известие: «Если найдёшь средства, включаем тебя в состав экспедиции на Аляску». Средства нашлись, их дал УЭХК.

Во второй половине апреля мы вылетели на Кавказ, на Эльбрус, в начале мая вернулись и через три дня вылетели в Москву, а затем — в Анкоридж, на Аляску. Даже сам полёт был необычен: через Мурманск, Северный полюс…
На высоте 5350 — штурмовой лагерь, с которого выходят на вершину. Погода отвратительная: видимости нет, и ветер валит с ног. Несколько раз за ночь приходилось вставать, одеваться, вылезать из палатки, чтобы восстановить разрушенную ветром снежную стенку, защищающую палатку.

Утром погода не изменилась. Благоразумные иностранцы из лагеря не выходили. Но мы, чтобы не расслабляться, решили «прогуляться» хотя бы на соседний перевал. А по дороге не выдержали и всё­таки пошли на вершину. И, как потом выяснилось, сделали правильно: на высоте примерно 6000 метров показалось солнце, ветер стих. Так что мы в довольно хорошем темпе, связками, а где можно, развязавшись, поднялись на гору.

ГИМАЛАИ. ЭВЕРЕСТ (Из интервью Н. Ситникова, «Нейва», 6 июля 1999 г.)

После Мак­Кинли мне предложили участвовать в восхождении на Эверест.

20 ev

Катманду. Лукла. Намчебазар. Совершаем двадцатидневный трекинг с остановками для тренировочных восхождений. Поднялись на три шеститысячника.

Простыл, когда шёл по центральной морене. Метров 20 пришлось пройти по пояс в ледяной воде. А поскольку до лагеря было ещё полтора часа ходу на пронзительном ветру с мокрым снегом, не удалось ни обсушиться, ни согреться. Так я заработал пневмонию, с которой потом и взошёл на Эверест (а главное, спустился живым. — Авт.).

С 7050 до 7700 — сильнейший ветер. Идёшь, почти припадая к склону, чтобы не сдуло. Если не успеваешь воткнуть ледоруб, «кошки» и приникнуть к склону, тебя отрывает и начинает подкидывать на верёвке. Болтался я так однажды секунд 15…
Последний штурмовой лагерь. Высота 8200. В лагере ночевали втроём: мы с Букреевым в одной палатке, Грэм — в другой. Они решили выходить в час ночи, чтобы вернуться засветло. Уговаривали меня. Не могу. Снаряжение, особенно обувь, у меня слабее. Замёрзну. Ночью на 8200 температура опустилась ниже 40 градусов.

В 23 часа встали, начали собираться. Согрел им чаю. В час они ушли. Снова лёг. Подремал. Встал. Вышел в пять, рассчитывая, что пару часов холода до солнца вытерплю.

Всё это время — на грани обморожения конечностей, приходится шевелить пальцами. Ночь ясная. Луна светит обалденно. В семь часов вышел на гребень. Солнце. Высота 8400.

Поскольку все сложные участки маршрута провешиваются заранее, неожиданностью стало то, что выход на предвершину — участок жёсткого снега и льда метров 150 — оказался непровешенным верёвками. (Как выяснилось позже, часть верёвок оказалась присыпанной снегом, и Николай их просто­напросто не увидел. — Авт.) Крутой снежно­ледовый склон, до 45-­ти градусов, а я без ледоруба, с одной лыжной палкой. Пришлось идти на передних зубьях «кошек». Затем семь минут хода по снегу на границе скал. И — на вершину!

17 мая 1995 года. Среда. 11.40. Я — на Эвересте!

У ближайшей скалы отколол камушек на память. Полчаса посидел — и вниз.

Майкл, с которым мы вместе летели в самолёте из Москвы, стал первым датчанином, покорившим Эверест. Вальдемар Никлевич и Моузарт Катао из нашей экспедиции оказались первыми бразильцами, взошедшими на высшую точку планеты. Все они стали национальными героями…

ПОСЛЕ ЭВЕРЕСТА

В 1996 году было неудачное из­за болезни восхождение на Аконкагуа (высшая вершина Анд, Южная Америка, Аргентина). В 2003­м по приглашению короля Непала принял участие в юбилейных торжествах, посвящённых 50­летию первовосхождения на высшую вершину планеты. На торжества были приглашены все (!) альпинисты, когда­либо взошедшие на Эверест. Присутствовало порядка 800 человек. Кто­то не смог приехать, кто­то ушёл из жизни. Погибли в горах Анатолий Букреев, датчанин Майкл, бразилец Моузарт…

Приём коронованных особ и первых лиц. Король, принц, премьер­министр, посол Великобритании. Всем восходителям были вручены памятные серебряные медали. Всеобщее проявление уважения и внимания, включая нищих и попрошаек, которых немало на улицах Катманду. Встречи с легендами мирового альпинизма: сэром Эдмундом Хиллари, одним из героев той победной экспедиции англичан 53­го года, Райнхольдом Месснером, первым побывавшим на всех 14­ти восмитысячниках планеты. Трекинг к подножию Эвереста. Незабываемые впечатления.

После выхода на пенсию увлёкся яхтингом. Исходил под парусом всю акваторию Верх­Нейвинского пруда и Таватуя.

В декабре 2009­го — июле 2010­го, по приглашению Пал Саныча Мошкина из Саратова, с которым на Кавказе ходил «шестёрку» на Домбай­Ульген, принял участие в кругосветке.

Двухмачтовая яхта Planida: от носа до кормы — 15 метров, ширина — 4 метра, водоизмещение — 16 тонн. Скорость движения — до 10 узлов.

К экспедиционерам присоединился в Сиднее, куда яхта от российских берегов пришла через Средиземное море, Суэцкий канал, Индийский океан. Ну а потом были Тасманово море, Новая Зеландия, Тихий океан, пролив Дрейка, Атлантика.

Географические названия ласкают слух, но реальность была суровой...

Особенно тяжело далось прохождение Тихого океана. Через «ревущие сороковые» и «неистовые пятидесятые» широты к мысу Горн. Шли шестером. На себе испытали шторма такой силы, когда кидало по яхте, ломая рёбра. Анемометр, прибор, фиксирующий скорость ветра, заклинило на отметке 56 метров в секунду.

В Атлантике часть экипажа сошла на берег, и больше месяца пришлось идти втроём. Всё осточертело, устали как собаки.

Но сквозь эту рутину вспоминаются и огромные, на сколько хватает глаз, стаи дельфинов в Гибралтаре, и альбатросы, сопровождающие яхту вдали от берегов, и доброжелательность чилийских пограничников, и солнце, просвечивающее сквозь океанские валы.

При заходе в новозеландский Оклэнд были некоторые обстоятельства — отсутствовала виза. Выручила фотография, на которой Николай запечатлён вместе с Эдмундом Хиллари. Сэр Эдмунд — национальный герой Новой Зеландии, уроженец Оклэнда, его портрет есть даже на пятидолларовой банкноте. Настолько уважаем и авторитетен не только среди альпинистов, но и среди простых людей, что та фотография, закреплённая на яхте, на самом видном месте, выполнила функцию визы. Вопросов не было… Яхта беспрепятственно зашла в залив Хаураки, над которым в своё время, в 2008 году, и был развеян прах Эдмунда Хиллари согласно его воле.

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО…

Ещё в начале 2000­х, работая над сборником о туризме и альпинизме «Здесь другой календарь…», я спросил у Николая:

– А как­то восхождение на Эверест на уровне города было отмечено? Ну, там приём у главы города, «двадцать баранов, почётная грамота и путёвка в Сибирь»…

– Ничего не было, да, собственно говоря, мне это и не надо, — был его примерный ответ. — Да вот ещё Николай Александрович Бондаренко, директор «Кедра», спортивный костюм подарил.

Его друзья­альпинисты шутят:

– Коля, тебя можно вносить в Книгу рекордов Гиннеса как самого забытого восходителя на Эверест, о котором вспомнила только налоговая служба (через полтора года после Эвереста с Н. Ситникова стали удерживать налог с части спонсорских средств. — Авт.).

Что к этому добавить? Разве то, что о Николае Николаевиче помнят не только в налоговой, не только королевские особы Непала и пограничники Новой Зеландии, но и альпинисты, друзья и просто скромные любители гор и путешествий нашей уральской провинции.

Коля, тебе повезло в жизни с людьми…

Сергей Ефимов, Алексей Лебедихин, Евгений Виноградский, Валерий Першин, Анатолий Букреев — звёзды мирового альпинизма. Юрий Порохня, Юрий Соловьёв, Клавдия Тихомирова, Мария Лапшина, Виталий Форостян, Василий Кобяков, Владимир Кузнецов, Павел Мошкин, Сергей Квашин... Да всех разве перечислишь!

Анатолий Егорович Лянгасов организовал у нас в городе секцию альпинизма, Валерий Фёдорович Мальцев создал команду, с Геннадием Кузьмичом Евсюковым ты ходил сложные маршруты после гибели Валерия Мальцева, Геннадий Сергеевич Соловьёв помог решить вопросы финансирования твоих восхождений. Благодаря этим людям ты достиг того, чего достиг, и того, наверное, как мне кажется, о чём мечтали, быть может где­то в глубине души, они.
Мы рады за тебя и этих замечательных людей. С юбилеем тебя, Коля! Ты — the best!

Александр БУТЫРИН,  мастер спорта

Использованы материалы Н. Санниковой и О. Лавровой

GISMETEO: Погода по г.Новоуральск

Наши люди Забытый восходитель на Эверест