Дооптимизировали

070218 3 editor

Не люблю, когда врут. Хронически не переношу. Когда чего-то недоговаривают, тоже ничего хорошего. По-моему, уж лучше промолчать.

Но нет, не промолчали. Я - про реакцию Управления социальной политики по Новоуральску и руководителей НКЦСОН. И наш материал, который вышел 17 января под заголовком «Заложники поневоле». В нем мы рассказали о ситуации, сложившейся в Новоуральском доме-интернате для престарелых и инвалидов.

Напомню: в марте 2017-го дом-интернат присоединили к ГАУ «Новоуральский комплексный центр социального обслуживания населения» (НКЦСОН). В связи с этим интернат утратил медицинскую лицензию и требовалось получить новую. Руководство НКЦСОН вроде бы делать это собиралось, и даже потратило на это почти 1 млн рублей, но потом почему-то передумало. В результате с 1 января 2018-го медицинская деятельность в учреждении прекращена, а 14-ти медработникам выданы уведомления о сокращении.

Наш журналист Жанна Калугина побывала в доме-интернате, встретилась с руководством и с коллективом, изучила ворох документов - от писем сотрудников до ответов прокуратуры и министерства социальной политики. И подготовила материал.

Он получился не тот, который хотели бы видеть в Управлении соцполитики. Ведь газета встала не на сторону начальников, а на сторону постояльцев дома-интерната. И понеслось. «Журналист передернула факты! Газета сгущает краски! Будоражит общественность! До конца не разобрались!» - стала слышать я то тут, то там мнение обиженных начальников.

Так вот, внесу ясность. Мы - разобрались. И это - наша позиция.

Мы считаем, что желание НКЦСОН сэкономить на медицинском обслуживании постояльцев (а это основная причина, почему решили отказаться от получения лицензии, заключив договор с ЦМСЧ-31) неправомерно и не укладывается в моральные нормы.

Потому, что клиенты дома-интерната в силу состояния здоровья нуждаются не только в социальной, но и в медицинской помощи. Без медицинской лицензии старикам и инвалидам теперь не имеют права даже выдать таблетку. А городская медицина и без нагрузки в виде дома-интерната дышит тяжело. Да и у скорой помощи, которую тут, кстати, один раз ждали почти час, тоже полно других пациентов. Между прочим, на сегодняшний день в стационар госпитализировано уже четверо клиентов дома-интерната.

Неприятно и то, что часть информации, предоставленной руководителями, оказалась некорректной. Например, вначале нас заверяли в том, что в доме-интернате обслуживаются только 4 новоуральца, оказалось - 16. Что врач получал тут 60 тысяч рублей зарплаты, оказалось - 32.

Выяснилось, что это только с 1 января, учитывая решения президента, зарплата должна подняться почти до 60-ти. Может, просто кто-то позавидовал?

Конечно, можно пригласить в дом-интернат общественников и лояльное телевидение. И рассказать им, как все здорово и будет еще лучше. А перед этим увезти кого-то домой, а кого-то и в психиатрическое отделение. Можно уволить сотрудников, которые вдруг посмели заявить о защите своих прав. Можно заставить молчать остальных. Можно развалить некогда дружный коллектив. Можно нарубить дров так, что и щепок потом не останется.

Можно. Вот только зачем? Кстати, как только материал вышел, мы предложили руководителю Управления соцполитики П. Петракову, если он с ним не согласен, изложить на страницах газеты свою точку зрения. Сделать этого он почему-то не захотел.

Елена СТРЕЛЬЦОВА

GISMETEO: Погода по г.Новоуральск

Общество Дооптимизировали