Коронавирус

Виталий Ридингер: «Мои сотрудники уже не плачут. Адаптировались»

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Все силы городских поликлиник сегодня брошены на лечение больных COVID-19 на дому. Заведующий городскими поликлиниками Виталий РИДИНГЕР ответил на вопросы, которые чаще всего задают нам наши читатели.

 

— Виталий Матвеевич, сколько больных с ковид лечатся на дому?

— Сейчас 141. Максимально было 547. Радует тенденция последних двух недель, когда мы выписываем больше, чем заболевают. Но говорить о тенденции к снижению пока рано.

 

— Если у человека появляются симптомы ОРВИ и температура, кого вызывать — скорую помощь или врача на дом?

— В часы приема вызовов — врача поликлиники, если поликлиника уже не работает — скорую помощь.

 

— В каких случаях делается тест на COVID?

— Тесты делаются в строгом соответствии с санитарными правилами, которые вступили в силу 7 июня на всей территории РФ. Категорий немного: людям старше 65-ти и контактным с заболевшими COVID-19. Причем случай контакта должен быть подтвержден эпидрасследованием — это полномочия Центра гигиены и эпидемиологии МРУ-31. Они научились определять полный перечень контактов — первый, двадцатый, сотый… Если человек работает на большом предприятии, он вполне может быть сотым.

 

— В каких случаях принимается решение о госпитализации пациента?

— В соответствии с порядком оказания медицинской помощи, однозначно госпитализация предлагается людям, имеющим тяжелые сопутствующие заболевания, в возрасте 65 лет и выше, беременным и детям младше 3-х лет. А также при наличии признаков пневмонии средней степени тяжести по результатам компьютерной томографии.

Пациент может принять решение о госпитализации, но может и остаться на дому — это его право.

 

— Если в семье есть заболевший, обязательно ли заболеют остальные?

— Нет, если соблюдать элементарные правила: больной должен находиться в отдельной комнате, обязательно в маске, потому что выделяет вирус, а места общего пользования нужно протирать любым хлорсодержащим средством. Ну и руки, конечно, всем мыть с мылом. Но у нас, к сожалению, сложилась нехорошая тенденция — остальные члены семьи заражаются в 70% случаев. И происходит это потому, что люди просто не следуют рекомендациям, хотя они не запредельны. И не читают наши памятки и чек-листы, которые мы даем каждому.

 

— Положен ли человеку, контактировавшему с больным COVID-19, больничный лист?

— Если есть предписание Регионального управления, конечно. Всем контактным выдается на руки постановление об изоляции, а срок может быть разным — от 2-х до 14 дней, в зависимости от того, когда конкретно был контакт с больным. В больничном листе будет указано — карантин.

поликлиника № 3, Новоуральск

 

— Как контролируется состояние пациентов, которые лечатся на дому?

— Очный осмотр и аудиоконтроль. Кому-то звоним сами, но всех просим самостоятельно сообщать нам о своем состоянии: в чек-листе указаны как стационарный, так и мобильный телефоны. Просим писать в WhatsApp, даже если температура нормальная. Самоконтроль очень важен.

 

— Когда больному, находящемуся дома, нужно беспокоиться?

— При температуре выше 38,5 градусов больше трех дней подряд, если появилась одышка или затруднено дыхание, а также если есть изменения в сознании. Это уже должны оценить родственники: если близкий стал вялым или, наоборот, чересчур возбужденным. Ждать не надо, нужно вызывать скорую.

 

— Задам дурацкий вопрос: как понять, что у тебя коронавирус?

— Никак. На сегодня действует уже седьмая рекомендация по лечению COVID, но каждая из них начинается со слов: начало COVID ничем не отличается от других острых респираторных инфекций. Есть одна особенность — пропадает обоняние, но это возможно и при ОРВИ.

 

— В каком случае пациента, который лечится амбулаторно, направят на КТ?

— При сохраняющейся высокой температуре, одышке, усилении кашля и результатов сатурации — насыщения крови кислородом. Последнее — главный критерий, который должен исключить пневмонию. Пневмония при COVID-19 — она немая. На рентгене видна только в 6% случаев. В остальных — это исключительно компьютерная томография.

У нас эта система для амбулаторных больных налажена, и врач даже при первичном осмотре пациента, если видит признаки неблагополучия, записывает его на КТ. У нас выделен для этого специальный автомобиль, результат на КТ выдается сразу. Пациентам с тяжелым поражением легких тут же предлагается госпитализация.

Молодых людей с пневмонией 1-й степени — поражением легких до 25% — мы оставляем дома, а вот 70-летний человек даже с 15-процентным поражением легких может поехать в стационар.

 

— На какой день у человека, который контактировал с больным COVID-19 и заболел, берутся мазки?

— На 8-10 день. Действовавший до этого порядок, когда мазки должны были браться в первый день, изменен, потому что анализ в первый день болезни может показать отрицательный результат.

поликлиника № 3, Новоуральск

 

— Много жалоб на то, что выздоровевшие от COVID-19 не могут закрыть больничный лист. А также, что вынуждены сидеть в одной очереди с больными людьми и вновь могут заразиться.

— Нет. При любой перенесенной инфекции иммунитет в первые два месяца точно есть. Бояться не надо. Что касается закрытия больничных листов — с электронными вообще нет проблем, сложнее — с бумажными. Больной сможет получить больничный лист только после того, как выздоровеет и сможет прийти в поликлинику.

 

— Выздороветь — это…

— Это нормализация температуры, отсутствие жалоб и два отрицательных мазка на COVID-19. У нас был рекордсмен, который 42 дня выделял коронавирус. Ему за это время было сделано больше 20 мазков.

 

— Сколько вообще может длиться процесс выздоровления?

— На минувшей неделе у нас началась большая выписка пациентов. Так вот, длительность больничных листов, даже без пневмонии, — 37 дней, 43, 56…

 

— Сейчас много говорится о том, что выздоровевшие от COVID-19 нуждаются в реабилитации. Какой она должна быть?

— Теми, у кого была пневмония, думаю, займется наш пульмонолог, когда вернется из ковидного госпиталя.

А те, кто выкарабкался без пневмонии… Знаете, в чем особенность больных с COVID? Они очень апатичны. У них радости жизни нет. Уже и температура спала, но человек слабый, вялый. Говорит — я не могу работать, у меня все из рук валится. Хотя он уже выздоровел! Почему такая реакция на COVID — понять сложно. На мой взгляд, им нужна больше психологическая помощь.

Накладывается еще и психологический аспект: социум у нас… такой, какой есть. И на перенесших COVID-19 смотрят как на зачумленных. Но человек не заразен! Он не виноват, что заболел! Вспомним наших первых больных, когда через несколько часов в соцсетях написали и номер их дома, и квартиру. Именно поэтому мы не называем адреса, где есть сегодня наши больные.

 

— Виталий Матвеевич, есть жалобы на работу кол-центра: невозможно дозвониться, бывает, грубо разговаривают.

— Кол-центр не готов к сегодняшним нагрузкам. Это первое. Второе — мы ведем запись звонков и в каждой ситуации разбираемся.

Понимаете, сегодня поликлиника работает в режиме военного времени. Наши регистраторы тоже болеют, в том числе и COVID. В каждой поликлинике у нас осталось по одному терапевту в утреннюю и вечернюю смены. Остальные заняты пациентами с COVID. Поэтому если к вам доктор долго едет, это не потому, что мы не хотим работать. Это значит, что мы уже на пределе.

Если в эпидемию гриппа в день у нас по 240-250 вызовов, то сейчас число 320-347 мы считаем нормальным.

 

— Как чувствуют себя ваши сотрудники? Как вообще они всё это выносят? Как вы их поддерживаете?

— Мой кабинет — это кабинет психологической разгрузки. Я им с самого начала сказал — приходите, плачьте, буду чаем отпаивать. Сейчас уже не плачут. Адаптировались, успокоились, прошел страх заразиться.

Внешне тех, кто работает у нас с COVID, от других сотрудников можно отличить четко: следы от респираторов на лице не сходят по нескольку часов. В жару доходило до обмороков и тепловых ударов. Они снимали перчатки, а из них текла вода.

Поэтому, когда на вызовах пациенты начинают выговаривать — долго едете, не так стоите, я призываю коллег к терпению. Мы выбрали эту профессию, пациентам тоже тяжело, надо потерпеть.

 

— Что бы вы сказали людям, которые продолжают ходить без масок?

— Когда я задал этот вопрос в онлайн-режиме, мы с коллегами ваше предстоящее интервью обсуждали, меня спросили — без мата? Да, говорю. Мне ответили — тогда помолчим.

Ну а если серьезно, мне хотелось бы сказать нашим пациентам: мы делаем для вас всё возможное и невозможное. Мы не просим вашей помощи. Просто не мешайте! Не увеличивайте количество зараженных.

Тут в Инстаграм прочитал пост фельдшера скорой помощи: после того, как в защитном костюме проведешь смену и видишь в магазине человека без маски, его хочется убить. Я так сказать не могу. Поэтому прошу — соблюдайте меры предосторожности.

Если не думаете о себе, подумайте о близких. Сын приехал из Екатеринбурга, маму навестил: мама с пневмонией в госпитале. «Молодец»! И этот случай — не единственный. Или приезжаем на анализ к контактному, а он ушел — гуляет! Или пациентов с COVID-19, которые должны находиться дома, разыскиваем по городу с полицией. Хотя за это предусмотрена мера ответственности!

И, пожалуйста, носите маски! Кто сказал — не помогают? Помогают! Когда все вокруг — в масках. Есть золотое правило — твоя маска защищает меня, моя — тебя. Будьте здоровы, не попадайте к нам!

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2020 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск