Культура

Мастера из театрального «закулисья»: все о работе звукорежиссеров, художников и костюмеров ТМДК

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Любая встреча с прекрасным для простого зрителя — это праздник! На сцене блистают солисты, звучит оркестр, удивляет головокружительными пируэтами балет. Но ведь за этим восхитительным действом скрыт труд множества людей, о которых мы мало что знаем.

Исправить эту несправедливость призван совместный проект отдела культуры администрации НГО и газеты «Нейва», который мы решили назвать «Невидимые герои культуры».

Все публикации проекта

  1. Мастера из театрального закулисья: все о работе швей, декораторов, бутафоров и машинистов сцены

  2. Как работает фабрика сказок в театре кукол «Сказ»?

  3. Здесь хранят память о прошлом: все о работе специалистов музея

Любой театр напоминает огромную фабрику — с производственными цехами и складами готовой продукции. Не исключение и наш Театр музыки, драмы и комедии.

Здесь в технических службах трудятся порядка 100 человек: инженеры, швеи, художники, бутафоры, монтировщики, звукорежиссеры, электрики, водители, инженеры… Про всех в одной статье и не расскажешь. Но о некоторых попробуем…

Короли и шуты... на вешалках

Ранее мы уже рассказывали вам о том, как мастерами из пошивочного цеха создаются великолепные костюмы. Ими восхищаются зрители, а артисты считают костюм чуть ли не самым важным в своей успешной работе над ролью.

Но премьера отгремела, все разошлись по домам, и до следующего спектакля костюмы будут храниться на специальном складе. Даже не на одном — таких помещений по всему театру несколько. Там аккуратными рядами развешаны камзолы и платья — несколько тысяч!

За их сохранностью следят работники костюмерного цеха. На них возложена еще одна, пожалуй, самая важная миссия: переодеть артистов во время спектакля. Это ведь только для глаз простого зрителя на сцене творится невероятное волшебство — вот герои танцуют на балу в классических фраках, ажурных платьях и шляпках со страусиными перьями, а через несколько минут они уже в домашних халатах пьют свой вечерний чай.

И никто не видит, конечно, как запыхавшиеся «короли» и «бродячие музыканты» выстраиваются в очередь перед костюмерным цехом. Здесь они попадают в руки Анны Елисеевой, Кирилла Григорьева и их коллег — всего в цехе работают шесть человек, ребята в основном молодые.

Костюмерная Театра музыки, драмы и комедии

Быстро переодеть артистов — задача, которая может показаться простой только человеку несведущему. Вы просто представьте, что перед вами стоят несколько десятков артистов из хора и балета! И каждого нужно обслужить, ничего при этом не перепутав, а то ведь выйдет какой-нибудь Цыганский барон в наряде Бармалея из утреннего детского спектакля!

Смех смехом, а от слаженной работы костюмеров зависит судьба любой постановки. Какими профессиональными качествами нужно обладать, чтобы работать здесь? Начальник костюмерного цеха Яна Евсеева, за плечами которой многолетний опыт, говорит — усердием, трудолюбием, чистоплотностью. Создать костюм — великое искусство, а сохранить его в целости и затем вовремя облачить героя — великий труд!


Вместо магнитофона — компьютер

О работе звукорежиссера есть немало забавных анекдотов. К примеру: оркестр исполняет концерт Баха, а звукорежиссер хвастается перед приятелем: «Ну что Бах... Вот нажимаю кнопку на пульте — есть Бах, нажимаю снова — нет Баха!». Если честно, так оно ведь и есть, роль звукоцеха в театре сложно переоценить.

В ТМДК эту службу возглавляет Сергей Приходько — специалист опытный, работает с 1998 года. Под его началом находятся не менее грамотные ребята Игорь Медведев и Константин Черепанов.

Звукорежиссеры Театра музыки, драмы и комедии

Озвучка спектаклей, театральных гостиных, праздничных мероприятий — все на них! Когда-то это осуществлялось с помощью обычных кассетных магнитофонов, потом — мини-дисковых аппаратов. А сегодня парни работают с современными компьютерами и большим цифровым пультом.

Руководство театра, надо сказать, всегда очень трепетно относилось к новинкам, которые появлялись на рынке, и старалось обновлять парк.

Время идет вперед, и если раньше, скажем, приходилось записывать оркестр в зале и передавать по кабелю в студию, где шло уже сведение, то сейчас все это можно делать просто в компьютерной программе. И даже свести звук с видеоизображением — не проблема.

Константин Черепанов, звукорежиссер:
Константин Черепанов, звукорежиссер:
— Мы с женой, солисткой театра Юлией Черепановой, приехали сюда из Челябинска в 2008 году. У меня уже был опыт работы на телевидении оператором прямого эфира и ассистентом режиссера. Но в театре, конечно, другая специфика и задачи все время новые: разные спектакли, режиссеры, оборудование. Профессия наша постоянно развивается, так как появляется современная техника, меняются подходы. Сегодня от нашей работы зависит 80% успеха спектакля! Ведь как я настрою звук, так голос артиста и будет звучать...

Ну и обычная работа над постановками перешла на новый уровень. После недавней реконструкции зала место звукорежиссера — на балконе в зрительном зале, а не в комнатке за стеной, как было все эти годы. Полной звуковой картины тогда просто не слышали. Теперь — иное дело! Это заметно даже человеку, не обладающему музыкальным слухом.

Появилось и кое-что новое для артистов: микрофоны-петлицы, клеящиеся прямо на кожу, — много разных моделей. Так что слаженность в работе солистов и звукооператоров начинает играть еще более важную роль!

А вообще, звукоцех — это равноправный участник любой постановки. Здесь с самого начала работы обсуждают либретто с режиссером и дирижером-постановщиком, затем специалисты отбирают фонограммы, участвуют в репетициях. Хлеб их совсем не легок. Зато и успех каждой премьеры эти ребята со всей труппой делят по праву.


Свет как искусство

Начальник осветительного цеха ТМДК Антон Ежов в этом году номинирован на главную театральную премию «Золотая маска» за работу над спектаклем «Серебряное копытце»! Это ли не доказательство особой роли, которую играет цех в постановках театра? Хотя кто бы сомневался!

В службе трудятся еще четыре человека: Александра Серебряникова, Ирина Евстифеева, Владимир Гришаев, Кристина Валиева. Их задача — установка света для различных мероприятий, от монтажа проводов до непосредственной работы над спектаклем.

Зритель, конечно, видит, как гаснет перед увертюрой главная люстра — краса и гордость нашего театра, видит и световые башни, расположенные на балконах и прямо на сцене. Но это лишь малая часть задействованного оборудования — софитные подъёмы, левые и правые галереи…

Только специалисты знают, как, к примеру, начинают светиться сами декорации в ходе спектакля «Ледяной дворец», откуда появляется на сцене туман — зрелище потрясающее! А когда-то в театре были старые прожекторы, динамического освещения не существовало вообще, а в аппаратной стоял только советский пульт «Старт», 70-х еще годов.

Антон Ежов, начальник осветительного цеха:
Антон Ежов, начальник осветительного цеха:
— Я с 2012 года в театре. Закончил радиотехникум в Екатеринбурге, потом работал несколько лет в КСК. Так что с электричеством дружил, а вот нужный «театральный» опыт наработал уже, как говорится, в процессе. Техника у нас кардинально поменялась за эти годы — это радует! У меня очень важная задача — я распределяю работу всего цеха: назначаю ответственных за монтаж, за работу с пультом, кто-то работает со следящим прожектором. Часто я и сам стою за осветительными приборами. Это все очень интересно. А уж когда зал встает после спектакля и зрители аплодируют премьере, я ощущаю себя одним из создателей этого волшебства.

Иная картина нынче: наличествует современный пульт с двумя мониторами (специально приезжал столичный специалист, проводил обучение!), есть софиты с вращающимися головками, диодные прожекторы, позволяющие создавать умопомрачительные световые эффекты прямо на сцене, есть даже оборудование для мыльных пузырей! Грех режиссеру не использовать такое богатство при постановке спектакля!

Вот и садятся Антон Ежов с режиссером и художником-постановщиком, обсуждают детали будущего действа. Затем каждому работнику цеха выдается техническое задание, где прописано, какие световые приборы и сколько их будет задействовано в постановке, где они устанавливаются. Проза жизни? А в итоге зрители видят удивительную картину, в которой каждый уголок сцены играет по-особенному. Свет в театре сродни кисти художника!


Пол в клетку и акриловые краски

Художники в театре — народ не просто талантливый, но весьма психически уравновешенный. Вот заходите вы к ним в мастерскую, а там — труп… Аккуратно так завернутый в саван. Да еще и не один! Конечно, вам потом объяснят, что это все бутафория, созданная специально для скорой премьеры спектакля «Монте-Кристо. Я — Эдмон Дантес» (там же со стен замка Иф сколько умерших заключенных сбросили!). Но понимание всей глубины самоотверженного отношения к профессии работников цеха у вас точно останется.

Здесь трудятся девять мастеров. Кто-то, как художник-бутафор Яна Салимова, работает около 30 лет, кто-то, вроде художника-декоратора Елены Трушевой, пришел сравнительно недавно. Яна вспоминает, что когда поступила в театр, главным художником была Татьяна Мирова — о ее уникальном творческом почерке театралы наверняка могут рассказать молодым! Но в 90-е годы технология создания декораций была проста — анилин да гуашь с добавлением клея ПВА, чтобы краска не растекалась.

А сейчас им на смену пришли акриловые краски, пеноплекс и другие современные материалы. Хотя что-то из прежнего опыта востребовано в театре и по сей день.

Например, пол в мастерской художников расчерчен в крупную клетку. Как думаете, для чего? Люди старшего поколения, особенно женщины, помнят, как переводили выкройки модных костюмов на миллиметровую бумагу.

Это практически то же самое: главный художник Иван Мальгин выдает эскиз, и в мастерской его переносят в нужном масштабе на гигантский холст — так появляются декорации. А они все время разные, и это делает работу художников интересной.

Елена Чиркова, художник-постановщик по костюмам:
Елена Чиркова, художник-постановщик по костюмам:
— Мы с Иваном Мальгиным сотрудничаем с ТМДК уже порядка пяти лет. Я очень люблю этот театр: здесь потрясающие цехи, где трудятся настоящие профессионалы. И главное — здесь сохранилась старая театральная школа, когда все декорации делают вручную. Если нужны узоры, то вырезают трафарет из бумаги, рисуют кистью, нашивают тесьму, украшают стразами. Даже жаль, что зритель не видит всех мелких деталей из зала. Костюмы тоже создают удивительные люди. Мы все обсуждаем и находим лучший вариант в ходе примерки — это здорово!

Есть у них и спектакли-фавориты — у кого-то это детские сказки типа «Дюймовочки» или «Снежной королевы», а кому-то по душе новое оформление музыкальной комедии «Ханума». Но главное в профессии для них — это возможность творить. И реализовать в жизнь собственные технические идеи. Ведь только сами мастера знают, как воплотить в жизнь очередной гениальный замысел художника-постановщика!

Добавить комментарий

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2021 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск