Здоровье

Сергей Пантелеев: «Прерывание беременности подобно ядерному взрыву»

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В 2018 году в стационаре ЦМСЧ-31 было проведено 354 аборта, из них пациенткам в возрасте от 19 до 21 года — 21 аборт, забеременевшим впервые — 16.

Недавно в Свердловской области прошла акция «Подари мне жизнь». Её цель — привлечь внимание общественности к проблеме абортов в России и объединить усилия общества в профилактике и снижении числа абортов. На эту деликатную и весьма чувствительную тему мы решили поговорить с заведующим родильным отделением ЦМСЧ-31 Сергеем ПАНТЕЛЕЕВЫМ.

Визитная карточка

Сергей Пантелеев в городском здравоохранении работает 31 год. В 1988-м закончил Алтайский государственный медицинский институт. В Свердловск-44 приехал по распределению. С 2006 года — заместитель главврача больницы по акушерству и гинекологии. С 2015 года возглавляет роддом. Врач высшей квалификационной категории. Награжден Почетной грамотой министра здравоохранения РФ.

— Сергей Иванович, о проблеме абортов мы с вами беседовали лет десять назад. Как за это время изменилась ситуация? Что говорит статистика абортов?

— Ежегодное количество абортов снижается. Связано это, в первую очередь, с сокращением в Новоуральске числа женщин фертильного возраста. Как вы знаете, в начале 90-х, когда в стране случилась перестройка, рождаемость резко снизилась. Плоды этой демографической ямы мы пожинаем до сих пор. Сегодняшней девочке, рожденной, скажем, в 1990-м, — 29 лет. Но она еще не думает о том, чтобы рожать. Изменился портрет женщины: она стала старше, умнее. Но к своим годам приобрела плохие привычки и соматические заболевания. Она думает прежде всего о карьере, материальных благах, но не о материнстве. Что же тогда говорить о 20-летних...

— Девушка в 15-16 лет идёт на аборт. Это сейчас норма или исключение из правил?

— Что бы ни делали врачи, статистика абортов среди несовершеннолетних, которые идут прерывать первую беременность, была, есть и будет. В 2018 году в ЦМСЧ-31 было проведено 16 таких операций пациенткам в возрасте до 20 лет.

— Что сегодня вызывает особое беспокойство врачей?

— Мы умеем скрывать свои эмоции и никогда не осуждаем своих пациенток. Мы — не служба «02», «кто виноват». Мы — «03» и должны оказывать медицинскую помощь. Когда недавно в мой кабинет пришла одна из пациенток и заявила, что будет делать аборт, уже четвертый за этот календарный год, все равно не осуждал. Мы — не судьи. Есть закон, регламентирующий делать аборты до 12 недель беременности. И мы работаем в рамках закона. Но… Например, в Японии в 1946 (!) году вышел закон, запрещающий делать аборты при первой беременности. Хороший закон: первую беременность прерывать нельзя! В России тоже пора об этом задуматься.

В роддоме, мы встречаемся с пациентками из поколения next, которые к своему здоровью относятся наплевательски.

Сергей Пантелеев

— Чем женщины мотивируют своё решение идущие на хирургическую операцию?

— Женщина просто так свою беременность не прервет. За редким исключением. Я наблюдал картину, как в больницу завалилась толпа подростков: с бравадой и радостью они провожали на аборт свою несовершеннолетнюю подружку. И эта ситуация никого из них не смущала. Но это, повторюсь, скорее исключение из правил.

Здесь, в роддоме, мы встречаемся с пациентками из поколения next, которые к своему здоровью относятся наплевательски. Буквально на прошлом дежурстве открываю документы только что поступившей пациентки: она сделала аборт в сентябре 2018-го, а в октябре снова забеременела и беременность оставила. «Зачем?» — спрашиваю. «Так получилось», — отвечает. «Автор тот же?» — продолжаю диалог. «Да», — слышу утвердительный ответ. Вот вам женская «логика». Что это, как не безответственность за своё женское здоровье?! А с врачей спрашивают, чтобы ребенок был здоровым. Откуда?..

— Что опаснее — первый или последующие аборты?

— Безопасных абортов не бывает. И не будет никогда. Прерывание беременности для женского организма подобно ядерному взрыву: это Хиросима и Нагасаки. Последствия, а точнее осложнения, неизбежны. Ухудшается репродуктивная функция женщины, это риск недонашивания или невынашивания беременности. В разы повышается риск внутриутробной смерти плода. Если женщина рожает на сроке 24 недели, а младенец весит 500 граммов, мы обязаны его спасать, выхаживать. Однако риск летального исхода — 70-80%. И если даже ребенку повезет и он выживет, вероятнее всего, будет инвалидом. Ежегодно по ЦМСЧ-31 регистрируется 2-4 случая перинатальной смертности.

Пациентки чаще всего закрыты и не доверяют своему доктору. Врач для них уже не авторитет. В обществе подорван институт врачевания. Хотя все зависит от «айкью» женщины: чем она образованнее, тем легче врачу достучаться до ее разума.

Сергей Пантелеев

— Чем ещё опасны аборты?

— Гнойной септикой, что требует длительного и дорогостоящего лечения. Наконец, бесплодием... И если это для женщины еще не аргумент, скажу напрямую: нельзя убивать своих детей!

— Почему врач и пациент порой не слышат друг друга? Что мешает найти контакт?

— В женской консультации на прием одного пациента отводится... 12 минут, а за дверью — очередь. У доктора просто нет времени на душеспасительные беседы. Да и пациентки чаще всего закрыты и не доверяют своему доктору. Врач для них уже не авторитет. В обществе подорван институт врачевания. Хотя все зависит от «айкью» женщины: чем она образованнее, тем легче врачу достучаться до ее разума.

— Есть ли альтернатива аборту?

— Это образование и просвещение мальчиков и девочек. Хотя бы до их полового дебюта, чтобы они понимали, что такое менструальный цикл и контрацепция. Контрацепция — это наука о предохранении от беременности. Контрацептив подбирается совместно с врачом. И должен защищать женщину не только от нежелательной беременности, но и от инфекций, передающихся половым путем, в том числе от ВИЧ. И да, контрацептивное действие должно быть обратимо.

— Бытует мнение, что контрацептивы опасны для здоровья. Обоснована ли фобия?

— Вреда от контрацептивов нет. Есть польза. Если у женщины на этапе ее становления и взросления ненадежный половой партнер, рекомендуется использовать презервативы. Если вы постоянная пара и уверены в здоровье своего спутника — пожалуйста, гормональные препараты. Помимо других видов контрацепции практикуется стерилизация. Правда, это уже необратимый метод, после которого вы никогда не станете родителями и не испытаете радость материнства или отцовства.

— И всё-таки, почему женщине проще прийти на аборт, чем предохраняться?

— Одна из причин — высокая цена средств контрацепции в России. Женщина может купить дорогой сотовый телефон и влезть в кредит на два года. А на контрацептивы, чтобы сохранить собственное здоровье, денег не найти... В Турции, к примеру, эти средства по сравнению с нашими ценами стоят копейки. Организуются фармтуры в эту страну за недорогими качественными лекарствами и контрацептивами. А еще в Турции приняты госпрограммы, в рамках которых контрацептивы раздают бесплатно. Правда, мы с вами уже уходим в русло политики...

— О чём самом важном должна знать современная женщина?

— Прежде всего об угрозах и рисках, связанных с искусственным прерыванием беременности. А затем женщина придет к естественному выводу — контрацепция не имеет альтернативы. Она позволит сохранить ее собственное здоровье и даст время для полноценной подготовки к благополучной беременности.

Добавить комментарий

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2019 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск