Город

Из жизни кладбища. Читатель рассказал, что на городском кладбище «бедлам»

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Съездите на кладбище, посмотрите. По-моему, всем до лампочки, что там происходит. Бедлам!»

Об этом сообщил нам наш читатель Евгений Литовских и прислал фотографии заросших могил.

Съездили. Посмотрели на места захоронений 2003–2005 годов, где и были сделаны фото. Встретились с руководством Управления городского хозяйства и подрядчиком — ИП Сенцовой — и постарались разобраться в ситуации.

заросшее кладбище, поселок Верх-Нейвинский

Чьи берёзы?

49 гектаров — такова на сегодня площадь кладбища Новоуральского городского округа. Почти всё это находится на балансе Управления городского хозяйства и на обслуживании у подрядчика — ИП Сенцовой. Плюс с прошлого года на содержании у подрядчика и дорога, идущая от конца улицы Баскова в посёлке Верх-Нейвинском до кладбища.

И руководитель УГХ Елена Васильева, и Евгения Сенцова сразу пояснили, что границы нужно чётко делить — есть захоронение и есть территория, не относящаяся к нему.

Всё, что касается захоронения — это, по законодательству, зона ответственности близких усопшего. А вся территория, что к могиле не относится — зона ответственности УГХ и подрядчика. То есть если дорожки между могилами заросли, если среди могил мусор, если рядом с могилой вымахала берёза — этим должен заниматься подрядчик.

Телефоны для обращений по вопросам, связанным с кладбищем:

5–86–29 — администрация кладбища;

4–74–81 — Управление городского хозяйства.

— Деревья — это всегда спорный вопрос, — поясняет Евгения Сенцова на месте захоронений с фото, присланных в редакцию, на одном из старых участков. 

— А может быть, эту берёзу родственники посадили, такое постоянно бывает. Это всегда очень индивидуально. Но по обращению родственников усопшего мы готовы вырубить поросль, если она выросла у могилы. Для этого достаточно обратиться в администрацию кладбища.

Так же и с травой: подходит человек в администрацию, сообщает, что дорожка заросла бурьяном. Мы идём и косим. Вот здесь, где мы стоим, захоронения очень плотные, дорожек между могилами нет (на фото).

А все те дорожки, что есть на кладбище, содержатся и убираются зимой и летом.

Чей мусор?

В контракте УГХ с подрядчиком, в частности, прописано, что скашивание травы начинается при достижении ею высоты более 30 см и выполняется в течение всего летнего сезона.

Также в рамках содержания кладбища, как пояснило УГХ, подрядчик занимается планировкой участков и мест захоронений, мелкими ремонтами, аварийными деревьями и, конечно, сбором мусора. Причём контракт, как это было ранее, не ограничен объёмами мусора.

Мусор должен собираться весь и транспортироваться до контейнерных площадок (с площадок его забирает подрядчик регионального оператора, ответственного за утилизацию).

И, кстати, отдельным пунктом в контракте прописано: «Ручная уборка по обращениям граждан. Ежедневно с 7.00 до 17.00». При этом изменилась и система расчётов между УГХ и подрядчиком. Последний ежемесячно предъявляет УГХ счета по проделанной работе.

заросшее кладбище, поселок Верх-Нейвинский

— Мы, когда пришли сюда, выгребали накопившиеся внутри кладбища свалки, которые были выше человеческого роста, — поясняет Евгения Сенцова, вспоминая бытность работы в администрации кладбища. — И уже нет того хаоса, что был когда-то. Мы выучили все места, куда бросают и могут бросать мусор. Сейчас постоянно напоминаем людям: если хотите что-то выбросить, то хотя бы к дороге вынесите. И сразу реагируем, когда сообщают, что где-то внутри появляется свалка.

Чья ответственность?

А что же со старым кладбищем, находящимся на территории посёлка Верх-Нейвинского? Кто за ним следит?

Как пояснила руководитель УГХ Елена Васильева, кладбище до сих пор не существует де-юре, поскольку кадастровые работы там не проведены, границы не определены. Но, тем не менее, определённые работы по содержанию Верх-Нейвинский там проводит. Новоуральск же там ничего за счёт бюджета проводить не имеет права.

— То есть, даже несмотря на то, что по документам у них кладбища нет, они всё равно расходуют туда свой бюджет. И тогда возникает вопрос: почему они его официально не оформят и не признают муниципальным? — резюмирует Елена Васильева.

По данным УГХ, в далёком 1965 году возникло намерение передать это кладбище Свердловску‑44 (Новоуральску). По этому поводу даже оформили документ. Но намерение так и осталось намерением, а старое кладбище так и остаётся в зоне ответственности Верх-Нейвинского.

Добавить комментарий

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2020 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск