Lifestyle

«Если вы желаете стать приемными родителями, делайте этот шаг»: интервью с многодетной приемной мамой Зинаидой Гридиной

Рейтинг: 2 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Зинаида Гридина — многодетная приёмная мама. В этом статусе она живёт уже 15 лет. Причём, выпустив в большую жизнь своих первых воспитанниц, отважилась на второй заход. И ни о чём не сожалеет.

В свои 65 лет Зинаида Николаевна полна сил и невероятной энергии, которая бьет ключом и похожа на яркий фейерверк. Она живет с улыбкой и на все вызовы судьбы научилась отвечать достойно. Сегодня Зинаида ГРИДИНА — гостья «Нейвы». Мы решили поговорить о том, каков на вкус хлебушек — быть приёмной мамой...

 

— Зинаида Николаевна, расскажите, кто вы по образованию?

— По образованию я фельдшер. В свое время закончила Алапаевское медучилище. 40 лет отработала на станции «Скорой помощи». В 50 лет получила второе, уже высшее, образование — у меня диплом УрГУ по специальности «преподаватель психологии».

 

— Как созрело решение взять в семью приёмных детей?

— Мы с мужем Николаем Васильевичем вырастили двух сыновей. Когда они создали свои семьи, мы с супругом остались одни — в нашей большой квартире стало пустовато. А мне всегда хотелось иметь дочку. И на 50-летие я решила сделать себе подарок. В газете «Нейва» увидела статью о двух сестрах, которые живут в «Радуге» и ищут приемных родителей. Когда своей идеей я поделилась с мужем, он взял неделю на раздумья. В итоге сказал: «Воплощай!».

Правда, вместе с дочками Наташей и Машей мне достался и сыночек Дима, их брат: детей разъединять было нельзя. Так 15 лет назад мы стали многодетной семьей.

 

— Как шла притирка характеров?

— В ту пору Наташе было 12 лет, Маше — 9, Диме — 5. Дети-сироты, без родителей. Они были рады, что попали в семью и практически сразу стали называть нас мамой и папой. Девочки соскучились по ласке и буквально от меня не отходили. «Мама, как открыть шампунь?» «Мама, как помыть голову?» «Как вскипятить чайник?» Я их учила всем бытовым мелочам.

Детям мы выделили отдельную комнату — большую и просторную. В дальнейшем девочки сами выбрали обои для ремонта и обустроили свои уголки. Подружились с семьями наших сыновей. Все мы прекрасно и свободно общались друг с другом.

 

— Помните ли свои ощущения в то время?

— Появилась отдушина. Жизнь наполнилась новым смыслом. На душе было светло и радостно. Я погрузилась в заботы о детях: школа, учеба.

 

— А были ли трудности?

— Конечно. И к ним я была готова. Учеба детям давалась с трудом. Особенно Маше. Она училась в коррекционной школе. Точнее сказать, учились мы вместе: со всеми учителями я держала тесную связь, мы участвовали во всех школьных конкурсах и выставках. Так что у Маши к окончанию школы собралось приличное портфолио.

Хотя учителя жаловались на Машу: не слушается, ее надо показать невропатологу. Специалист сказала: «Не позволяйте опускать себя ниже плинтуса: девочка нормально социализируется в коллективе. В семье нет проблем. Это педагогам надо находить подход к ребенку».

Диму взяли в лицей № 58, у него с первого дня были репетиторы. А вот Наташа пообещала: «Мамочка, тебя в школу вызывать не будут — я хорошо буду учиться». А в конце четвертой четверти приносит моя старшая дочурка дневничок, а там — картина маслом — двойки и тройки. В общем, расслабилась девочка. Я — к классному руководителю. Пригласили репетиторов. Наташа поднялась, выправила все плохие отметки, за год вышла ударницей. И потом все годы училась на «4» и «5».

 

— Как сложилась судьба ваших девочек?

— Наташа закончила Нижнетагильский педагогический колледж на учителя начальных классов, недавно получила квартиру от города. Маша в этом году получила диплом медсестры, вышла замуж. Молодая семья живет отдельно. Мы поддерживаем добрые отношения: девочки приходят в гости, мы общаемся. «Мы тебя очень любим», — говорят мои девчонки. У меня в такие моменты розы в душе распускаются. Я желаю им счастливой судьбы. Хотя, наверное, шишек не избежать на длинном жизненном пути.

 

— Как в 60 лет вы решились ещё на один заход?

— Маше оставалось учиться в медколледже два года, когда я решила: мне надо еще дочек, а Машенька поможет… Мы приехали в Таватуйский детский дом — он как раз закрывался, и детей собирались отправлять по разным детдомам. Вот, говорят мне, есть троица, дети живут в детском доме уже 4 года. Их родители лишены родительских прав, но детей не навещают и восстанавливаться в правах не хотят.

Опять «тройня», думаю я, это же голос судьбы! Правда, на этот раз — одна дочка и два сыночка, сестра и два брата. Старшему из них, Олегу — 12 лет, Вике — 10, Жене — 8. Я запереживала: а вдруг мальчишки меня не будут слушаться… Подкупило поведение Олега: казалось бы, большой парень, а он ко мне прижался, головушку на грудь положил. Так прошло первое знакомство. Приезжаем в детский дом во второй раз, а Олег стоит одетый. «Он вас ждет», — говорят воспитатели. «Олег, а если бы мы не приехали...» — удивляюсь я. «Вы же обещали», — невозмутимо отвечает парень.

Как выяснилось, младшие Вика и Женя жили в детдоме спокойно, как рыбки в аквариуме, а Олега, маленького ростиком, старшие дети обижали. Он хотел вырваться из этой среды.

 

— Когда же от сердца отлегло?

— Чтобы поближе познакомиться, мы брали детей на выходные. Все вместе стряпали пельмени, общались. Когда в очередной раз везли детей назад, они в один голос закричали: «Не хотим в детский дом, хотим у вас жить!» И через два месяца, когда были готовы все документы, мы забрали детей в семью. Случилось это, как и с первой троицей, в самый канун Нового года — 28 декабря.

Из «приданого» — самый минимум вещей: три майки, две рубашки — и все под роспись, причем «государевы» вещи следовало вернуть… Поэтому в новогодние каникулы мы поехали на ВИЗ и одели детей во все новое. Я всегда одевала их с иголочки, чтобы ходили чистыми и опрятными, меня не позорили и себя уважали!

— Я никогда не покаялась, что взяла детей. Если вы желаете стать приемными родителями, делайте этот шаг. Будут трудности. Но доброты и радости будет больше. Пока у тебя есть дети, ты остаешься молодой. Ты вместе с ними учишься, рисуешь, поешь, сдаешь экзамены. Возраст определяется не количеством прожитых лет, а состоянием души.

Зинаида Гридина

— Новые дети — прежние заботы… Легко ли они привыкали к жизни в семье?

— Полтора года мы горя не знали: дети, как зайки пушистые, во всем нас слушались и хорошо учились. Но в 14 лет у Олега начался переходный возраст.

Хотя ситуация осложнилась гораздо раньше… Уже спустя месяц родная бабушка детей, живущая в Верхнем Тагиле, изъявила желание повидаться с внуками. «Проснулись» и родные папа с мамой: узнав, что дети живут в приемной семье, начали названивать им на сотовые телефоны.

Четыре года о детях никто из родных не вспоминал, ни разу не проведал, а тут «повидаться» и «общаться»... Родной бабушке отказать я не смогла. И периодически мы увозим детей погостить в Верхний Тагил. «Только не отдавайте детей их родителям», — попросила родственница. Она поведала, как не сладко приходилось детям. Олегу от пьяного отца так прилетало, что однажды от отчаяния он пешком из Кировграда отправился к бабушке. А было ему 4 года…

У Олега, как я сказала, переходный возраст. И он частенько совершает побеги. Бежит к тем родителям. Я понимаю, ему хочется вольной жизни. Но мы несем за него ответственность. Парню надо закончить школу.

 

— Где вы черпаете силы, чтобы выдержать все испытания?

— Видимо, Господь дает мне спокойствия и мудрости. Я же детям все объяснила честно и откровенно. Это — ваши биологические родители, вы должны быть им благодарны за то, что они вас родили. А мы — ваши приемные папа и мама. Мы взяли вас в семью, чтобы вырастить хорошими людьми.

 

— Чему главному вы хотите научить своих приёмных детей?

— Они должны вырасти добрыми. Главное — чтобы не взяли пример со своих родителей и не усвоили плохих привычек. Чтобы получили профессии и вышли в самостоятельную жизнь уверенными. Вика мечтает выучиться на швею, обшивает кукол и занимается в ЦВР. У Олега — талант парикмахера: какие сумасшедшие прически он творит с длинными волосами! Я в них верю!

Зинаида Гридина

 

— Трудно ли быть приёмной мамой? Каков на вкус ваш хлеб?

— Я отвечу, так: мой хлеб все-таки сладок. Дети все равно приносят больше радости, чем огорчений. Вы бы видели, какую газету они мне нарисовали к юбилею! В виде огромного сердца, а внутри — много-много признаний. «Любимая наша мама, мы с тобой неразлучны, как две палочки «Твикс». «Наша жизнь с тобой такая яркая, как М&М‘s и райская, как «Баунти». «Ты самая добрая мама». «Мы хотим, чтобы ты знала: «Мы за тобой — хоть на Марс!» И без слез такие признания читать невозможно. Это у меня — слезы радости.

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2021 Средство массовой информации (сетевое издание): NEYVA-NEWS.RU (12+). Главный редактор: Стрельцова Е.В.

Поиск