Lifestyle

Саня-барабанщик, и не только: интервью с рок-музыкантом Александром Яриным

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Александр ЯРИН: «Будьте добрее друг к другу. Жизнь и так непростая штука!»

Среди городских рок-музыкантов — множество талантливых ребят. Кто-то прекрасно поёт, кто-то заводит зрителей виртуозной игрой на гитаре. Но барабанщики — особая каста. Их всегда было очень немного, и каждый из них — на вес золота. Саня Ярин — на сегодняшний день самый востребованный из всех, играет в пяти-шести группах. Впрочем, это ещё не всё, что можно о нём рассказать.

 

— Александр, когда ты ощутил в себе призвание стать музыкантом?

— Да сразу, едва родился. Шучу... Мама говорит, что в детстве я, как только по телевизору начинали показывать группу «Любэ» или пела Наташа Королева, пускался в пляс. Наверное, чувствовал что-то такое… Потом, когда подрос, у бабушки в деревне нашел старый проигрыватель с двумя динамиками, и мне попалась пластинка с записями советских еще рок-групп. Там была «Ария» с песней «Герой асфальта», и я обалдел просто от нее. Вот с этого все и началось.

 

— Почему ты выбрал именно барабаны?

— Мое знакомство с этим инструментом состоялось еще во время учебы в школе № 58 в начале 2000-х. Там репетировал школьный ансамбль, и я, побывав на репетиции, буквально влюбился в ударные. Попросил парня, который на них играл, показать мне хотя бы простейший бит. Выучил его, потом стал развиваться дальше. А когда собралась наша первая группа Z-DUP и мы начали репетировать на базе клуба «Строитель» по улице Советской, 7а, я увидел, как играют уже маститые городские барабанщики Владимир Зуев, Олег Кислухин — у них и учился.

 

— Тусовка на Советской, 7а была легендарным местом. Чем она привлекала тебя?

— Когда ты попадал туда, то просто забывал обо всем на свете! Там занимались «Утильсырье», «Злата Сварга», «Жесткач», наша группа Z-DUP. Но люди приходили не только репетировать, но и общаться. Все ведь в то время слушали примерно одну музыку: группы типа Linkin park или Limp Bizkit — это сближало. У каждого коллектива было свое помещение для репетиций, но мы все общались и зачастую вместе выступали. Атмосфера была непередаваемой!

 Александр Ярин

— После того, как Z-DUP распалась, тебя стали приглашать в другие группы. Чем они интересны тебе?

— Я играл в первой своей группе до 2012 года, было много успешных выступлений и фестивалей. А после того, как все закончилось, поступило предложение от одной из старейших городских команд — «Чадо». Я этих парней раньше не слышал, просто знал, что это легенды. Пришел на первую репетицию, и мы быстро притерлись друг к другу. В любой группе ведь самое важное — взаимопонимание!

Потом Александр Колмогоров меня пригласил в кавер-бэнд Fuzz. Тоже интересно — мы играем разную музыку, причем всегда вносим в нее что-то свое. Это очень хорошая школа!

А вот к предложению поиграть в электронном проекте Snowblind Vision я сначала отнесся с опаской. Ее создатели Евгений Боровков и Игорь Леснов — опытные музыканты, и я боялся не соответствовать их ожиданиям. Но согласился, о чем ни разу не пожалел. Очень вдохновили наши успехи на фестивалях Emergenza и Ural Music Night. Когда весь город превращается в одну концертную площадку— это круто! А уж когда тебя такая огромная толпа принимает на ура — то и вообще адреналин зашкаливает!

 

— Ты играешь в пяти совершенно разных группах! Как тебе это удаётся?

— Конечно, «Кефир-44», например, и Perfector — это разная музыка. Но мне все нравится. Я ведь меломан по сути — могу посмотреть на канале «Культура» выступление симфонического оркестра и тут же включить на полную громкость какой-нибудь тяжелый металл. А что касается свободного времени, то все в курсе моей ситуации, поэтому, если возникает необходимость где-то выступить с другой группой, относятся с пониманием. У нас вообще дружная рок-тусовка: есть общие интересы, люди держатся друг за друга.

 

— Но ведь у тебя, как у каждого музыканта в нашей стране, кто не занимается роком профессионально, есть ещё и работа?

— По профессии я водитель в Специальном управлении федеральной противопожарной службы № 5. Сначала работал пожарным года два. Потом предложили перевестись в водители.

Боевое крещение мое было тяжелым — горел большой дом в Мурзинке, пострадал человек. Тушили несколько часов. Но потушить — одно дело, потом ведь идет разборка и проливка конструкций, чтобы огонь вновь не занялся. Это много сил и времени занимает. После были еще пожары, и ситуации тоже бывали непростые.

Александр Ярин 

— Как ты к такому привыкал?

— А к этому привыкнуть невозможно, с этим приходится просто смириться. Такая работа… Психологически неустойчивым людям идти в пожарные не стоит. Да и физическое здоровье важно: боевая одежда не только тяжелая, она неудобная, и качество ее, скажем так… Она защищает, конечно, но это не означает, что она совсем не горит.

 

— Роль водителя на пожаре тоже не из последних, так ведь?

— Конечно. Водитель — важное звено на пожаре. Он управляет автомобилем весом 20 тонн на приличной скорости и должен доставить личный состав на место в целости, подать вовремя воду, специальные вещества для тушения и следить, чтобы все работало бесперебойно. График у нас — сутки через трое. А тут ведь смотря какая смена выдастся — бывает, что и трех дней не хватает отдохнуть. При том, что у каждого из пожарных есть свои дела, семьи, сады-огороды. А у меня — музыка!

 

— Что бы ты пожелал читателям «Нейвы»?

— Я понял, что главное — не стоять на месте, учиться чему-то новому, не деградировать, а развиваться. И еще хотел бы сказать: люди, будьте добрее друг к другу. Жизнь и так не сильно простая штука!

 

Фото Юрия Доронина и из архива Александра Ярина 

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2020 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск