Lifestyle

Виталий Гудовский: «Сцена лечит!»

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Артист Театра музыки, драмы и комедии Виталий Гудовский рассказал «Нейве» о себе.

 

Кто он, артист Театра музыки, драмы и комедии, получивший приз в номинации «главная роль сезона»? За кого проголосовали зрители, пристально следившие за премьерами? И что вообще мы знаем о Виталии Гудовском, сыгравшем главную роль в мюзикле «Монте-Кристо. Я — Эдмон Дантес»? Давайте знакомиться!

 

— Виталий, удивительно, но ведь твоя творческая биография началась отнюдь не в театре?

— Да, начинал я свой путь на профессиональную сцену в клубе авторской песни «Остров сокровищ» под руководством Надежды Зиминой: песни сочинял лет с 16-ти, пел в составе трио «Дуновение». Мы участвовали в разных фестивалях, даже становились лауреатами, в том числе международных конкурсов. Первый театральный опыт я приобрел, участвуя в спектакле «Бременские музыканты», который ставил Валерий Долганов. Нас собрали (практически ребят с улицы) на кастинг, и я сыграл роль Трубадура. С тех пор я буквально заболел театром. Искал преподавателя, который помог бы подготовиться для поступления в консерваторию, и в итоге подружился с артистами нашего театра Тамарой Савич, Эдуардом Мартынюком, Александром Бабенко. Савич учила петь, Мартынюк— танцевать степ. Меня на вахте театра уже узнавали и бесплатно пускали на спектакли. Это было такое наслаждение — смотреть на работу мастеров! В 2000 году я поступил в консерваторию, еще через два года начал работать в хоре нашего театра, потом перевелся в звукорежиссеры — мне это в тот момент было больше интересно.

 

— Но в итоге ты стал солистом. Кто сыграл решающую роль в твоем выборе?

— Режиссер Борис Лагода меня заметил и однажды назначил на главную роль Марина Мирою в спектакль «Безымянная звезда», потом на роль Вакулы в мюзикл «Ночь перед Рождеством». И он же, после того уже, как я закончил обучение в ЕГТИ с красным дипломом, пригласил меня в труппу театра оперы и балета Республики Коми в Сыктывкар. Там я проработал пять лет, пел оперные партии, играл в классической оперетте.

— А вернувшись в родной город, ты обнаружил, что театр переключился с оперетт на мюзиклы?

— Ну, не так все категорично… Хотя сейчас подход режиссеров к постановкам, даже классическим, действительно во многом изменился — взять хотя бы «Летучую мышь», где я сыграл начальника тюрьмы. Репертуар в нашем театре стал более разнообразным — это да. В этом сезоне я сыграл главную роль в спектакле «Свадьба при фонарях», а это такая мини-опера Оффенбаха, которая может считаться предтечей оперетты. Но проходило все на малой сцене — глаза в глаза со зрителем, и это совершенно новый для меня опыт! Или возьмем спектакль-променад «Созидатели», который мне, по замыслу режиссера, нужно было озвучить голосом робота Вертера из фильма «Гостья из будущего» — это и вовсе не классика!

 

— И уж совсем неожиданно было увидеть лиричного Виталия Гудовского в роли жестокого мстителя графа Монте-Кристо!

— Да, это необычная роль, и работа над ней шла непросто. Я думал сначала: будет сценический бой, фехтование и вообще экшен какой-то... А режиссер Николай Покотыло говорит: «Вы к оружию притрагиваться не будете». Его позиция была четкая — Эдмон Дантес сам по себе источает такую ненависть, что враги просто гибнут при встрече с ним. Вот и пришлось в себе эту темную сторону искать, вытаскивать из души все зло, на какое я способен.

 

— Трудно было? Ты же добрый парень!

— Очень трудно… У Дюма большое произведение, а нам пришлось вмещать развитие образа в узкие временные рамки спектакля. Ключевая фраза для меня была — «Разве я не прав, господи?». Я строил роль от нее. Правда ведь, Дантес имеет право на месть? Но когда умирает невинный ребенок — сын прокурора — наступает прозрение, и мой герой раскаивается. Оказывается, что он еще способен на прощение!

 

— В прошедшем сезоне наш театр был отмечен высшей наградой — национальной премией «Золотая маска». Ты ощущаешь причастность к столь значимому событию?

— Еще бы! Да я, когда узнал, а дело было уже глубокой ночью, скакал по квартире и кричал «ура»! Для театра из закрытого города — это огромное достижение. И то, что нам дали премию «За нестандартность репертуарного мышления», на мой взгляд, оправданно. Ведь ТМДК сегодня — это в хорошем смысле конвейер. Нам нужно ставить новые спектакли, удивлять зрителя. И, соответственно, у артистов особо нет времени на углубленную работу над ролью. Это, наверное, не очень правильно, но, как оказывается, можно все же себя мобилизовать, настроить просто свой организм, чтобы перевоплощаться постоянно в нового героя. Это трудно, разумеется, но необходимо, если ты хочешь соответствовать требованиям времени.

 

Виталий Гудовский

Виталий Гудовский в образе героя-любовника в спектакле «Чужая жена и муж под кроватью»

 

— Быть артистом — вообще не так просто, как это может показаться зрителю. Ты не пожалел еще о своем выборе профессии?

— Нет. Хотя разные случались ситуации у меня и у моих коллег. Выходить на сцену с высокой температурой — это бывало у всех, наверное. Помню, как, играя мюзикл «Ночь перед Рождеством» на гастролях, я в первом же акте сломал руку — ударился о декорацию. А там куча трюков была, чисто физическая работа. Доработал спектакль с горем пополам. Сшили мне на гипс чехол из ткани телесного цвета, и я в нем отработал до окончания гастролей. А что делать, не подводить же коллектив?! «Сцена лечит!» — меня этому режиссер Борис Лагода научил. Пока можешь играть — выходи и играй! Я и на больничном-то не бывал практически никогда.

 

— Какую мечту ты хотел бы еще осуществить в театре?

— Когда-то я хотел сыграть всех героев в классической оперетте. И в какой-то степени эту мечту я осуществил. А сегодня, наверное, я жду интересных предложений от режиссеров — новых необычных ролей для себя. И, судя по тому, как идет развитие нашего театра, они не заставят себя ждать. 

БУДЬТЕ НА СВЯЗИ С НЕЙВОЙ

ГАУП СО "РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ "НЕЙВА"

ЧИТАТЕЛЯМ И ПОДПИСЧИКАМ

© 1991-2021 ГАУПСО "Редакция газеты "Нейва" / 12+

Поиск